Бильбо

ФОНАРИКИ

Старчик Гулькиносий вышел во двор ровно в 20:00 и включил фонарик, направив его на небо. Соседка Никандровна, проходя, покачала головой: "Седой уже, а туда же. Сталина на вас нету". Старчик поглядел вверх и в свете фонарика увидел Бога, Он смотрел на него через плечо. 

-- Зачем ты пришел ко Мне, старче? Сегодня ведь день влюбленных, и Я слушаю только тех, кто любит. 

-- А я влюбленный, Господи, я люблю Тебя. 

-- Хорошо сказал, за это дам тебе то, что ты пожелаешь. 

-- Хочу, Господи, свободы для всех!

-- Только на десять минут, а иначе в мире будет хаос. А теперь, Гулькиносий, беги!

Старчик побежал, не раздумывая. Сзади чертыхнулся полицейский в черном скафандре: "Врешь, не уйдешь!" Внезапно на шлеме космонавта разбилась бутылка, пущенная с балкона отставным капитаном КГБ Цибульбергом, он целился в предателя с фонариком, но промахнулся. Полицай рухнул как подкошенный. 

Collapse )
Бильбо

АНОНС

Завтра в 7 утра буду служить свою домашнюю литургию. Как я был Простопоп, так и остался. Присоединяйтесь, кто не соня. Рано служу, потому что с 8 мне на работу, хлеб насущный добывать, с помощью Божьей.
Бильбо

-Форест, ты уже нашел Иисуса? -Лейтенант Дэн, я не знал, что Его надо искать.

Когда бывал я молодым,
Ходил я часто пьяным в дым,
Любил подраться пацаном,
И девок приглашал я в дом,
Гонял за мною мент Степан,
Я чуть не стал там наркоман,
Работать очень не любил,
На деньги маменьки я жил,
И просыпаясь, думал я:
Зачем мне эта жизнь, друзья?
В душе ведь был по Богу глад,
Себе совсем я был не рад,
Молилась мама за меня,
И поп крестился, проходя.
Теперь я стал совсем другим,
Уже не буду молодым,
Забыл про девок и дружков,
Услышал Божий в сердце зов,
Стоять мой краник перестал,
Я стал молиться, я кричал,
Чтоб Бог меня простил и спас,
Чтобы не стал я пидарас,
Ушел я в тихий монастырь,
В руках держа святой псалтырь,
Теперь под клобуком живу,
И люди Тихоном зовут,
Целуют ручку у меня,
Хожу я, крестиком звеня,
И очень рад, что жив и цел,
И даже брюхом потолстел.
И только ночью иногда,
Не спится мне, и вот тогда
Я вижу сквозь кадильный дым,
Как я гулял, был молодым,
И девки были все вокруг,
И был надежен в драке друг,
И как я был силен и смел,
И как я пил и не хмелел,
Стоял, как камень, у меня,
Ходил, кастетом я звеня,
И мама была молодой,
Такой красивой и живой,
Я не молился никогда,
Я жил, как зверь, свои года,
Но что-то кажется, тогда,
Христос со мною был всегда,
Меня от смерти Он хранил,
Хоть я об этом не молил,
Но Он был рядом, близко был,
Невидимо за мной ходил.
А нынче, у монастыря,
Его не вижу я, друзья,
И мыслю: Он ведь просто там,
По темным улицам, дворам,
Где ходят-бродят пацаны,
Где крики уличной шпаны,
Где в Нем нуждается народ,
А не при тех, чей сытый рот.
И я был рядом, рядом с Ним,
Когда ходил я молодым...