prostopop

ПАМЯТИ ФИЛИППА

Полагается бы молиться за упокой, да что-то я слаб стал в этом плане, потому лишь хожу и вспоминаю, что было в далеком 1988 году Крещения Руси. Зашел я тогда в Троицкий собор Пскова, раз не в первый, но, кажется, в третий. Там юноша с редкой бородой в подряснике стоял за прилавком со свечами, а больше там, кроме Бога, никого и не было. Походя меж колоннами со строгими ликами икон, я решился подойти к служителю культа и задать вопрос, который мне, участнику кружка "Юный атеист", казался самым заковыристым и очень антирелигиозным.
-- А почему у вас в церкви так много золота, ведь золото — это презренный металл?


Анастасий Майзеров (таково было его имя в иноческом постриге, это потом он стал Филиппом) поглядел на меня и напрямую не ответил, а предложил прогуляться с ним до съемного дома, где есть литература подходящая и где проживает вместе с ним некий очень умный дьякон из Москвы. Не станем докапываться въедливо, почему он не дал прямого ответа, ведь за более чем тридцать лет в церковной ограде я так и не получил ответа на свой первый вопрос, да и сам ответить на него так и не могу. 


Мы прошлись с ним по улицам весеннего Пскова до окраины, где был частный сектор. Майзеров перед выходом из собора снял свой подрясник и был в черных модных брюках строен, духовен и важен. В доме он познакомил меня с отцом Сергием Киперманом, который до сего времени не сильно изменился во внешности, в отличие от нас двоих. Мы сели пить чай и спорить о вере. Я не был таким уж лопухом, прочитав немало атеистической литературы, но для меня стало поразительным откровением, что верующие могут быть молодыми образованными и открытыми людьми. Также было удивительно, что верующими являлись почти все деятели культуры, мне известные до сего: писатели, ученые, а также вообще весь мир, кроме, оказывается, весьма маргинального Советского Союза, имеющего изъяном темное прошлое репрессий и лжи. Эти двое, служители культа, стали давать мне читать тамиздат и самиздат, "Мастера и Маргариту", "Архипелаг ГУЛАГ" и вредную диссидентскую прессу. 


Однажды, подустав от споров, во время которых он заметил: "Вы не похожи на прочую современную молодежь, вы думаете прежде, чем сказать", Киперман посадил меня на кухне и дал Евангелие от Марка, чтобы я прочитал сразу. Как я сейчас понимаю, он надеялся, что мне, как приснопамятному митрополиту Антонию (Блюму), явится в процессе Христос и обратит в веру. 


Тогда, на кухне сельского домика, никто не явился, но, тем не менее, летом я принял крещение от сего дьякона, к тому времени ставшего уже целибатным священником отцом Сергием. 


Мда... Время идет. Один из них уже умер, второй фигурально умер, по крайней мере для меня (или это я умер для него? неважно). Жизнь жительствует, и завтра в Троицкий собор зайдет снова пятнадцатилетний подросток, чтобы спросить, почему здесь так много золота, презренного металла. И сансара, скрипя, начнет свой новый старый круг.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.